Вход для авторов
Корзина пуста

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ОТ АВТОРОВ

к общему списку книг

На последнем дыхании

3 €

Автор: Витт Александр

Ограничения по возрасту: 18+

Краткое содержание

Вы знаете, что чудеса бывают обычно хорошо подготовлены? Но вот кем именно... История эта, как обычно, началась не вчера. И, как водится, не завтра закончится. Потому что идет война, и, как наверное догадался уважаемый читатель - это война добра и зла. Как на всякой войне, в ней есть солдаты и командиры, разведка, генеральные планы и, конечно, фельдмаршал. Даже два. По странной прихоти автора уже несколько тысячелетий приближенные зовут их Экселенц и Мессир. Второй не обладает ангельским характером, зато любит хорошие сорта табака. Экселенц в пику брату (а как вы хотели...) пьет неразбавленный виски, тоже неплохого качества и связывается с подчиненными ангелами посредством Макбука. Забыл уточнить - вся эта разношерстная компания обитает в двух параллельных системах координат, но на одном небольшом астероиде с нулевым альбедо. С Земли его не видно, зато последствия действия его обитателей сказываются на обыденной жизни многих на нашей планете.... . Называется это странное место в просторечии База. Для дальнейшей плавности повествования необходимо все таки некоторые вещи прояснить. А именно-никакой мистики в романе нет. То есть абсолютно. Я же говорил, что что чудеса бывают обычно хорошо подготовлены? Но вот кем именно... . Странно, что мы все время пытаемся наделить высшие силы совершенно фантастическими и нереальными атрибутами. Наверное потому что мы в них верим...а вера, как известно в доказательствах не нуждается. Но не настолько же...говаривали, раньше высшие силы не чурались и прямых контактов, да и в достаточно более прозаических обстоятельствах. Да ладно, вам же самим этого хочется! Итак... Вольдемар, избранный, хотя никого о такой участи не просил, уже восемь лет сидит в Питере без работы и связи с Базой, пытаясь жить как всякий нормальный человек. Следствие его последнего проступка, когда...впрочем об этом в романе. Нынешнее его состояние, как понимает дорогой читатель, надоело ему до чертиков, настолько, что он сам начинает создавать свой собственный Сценарий событий. И вот, когда до начала его реализации остается несколько часов, к нему приходит Ангел. Как обычно он пьян. Будете читать дальше? Милости прошу....


Отрывок из книги

Начало "Никогда не разговаривайте с неизвестными". Однако он был мне знаком - в потертом пальто, которое носил уже, наверное, лет 200, как они только появились - свободного покроя, непонятного серого цвета с оттопыренными карманами, набитыми леденцами. Я встретил его по дороге за сигаретами. Сегодня они кончились как раз около дома, и я, с облегчением получив повод остаться на некоторое время наедине с самим собой, пошел восполнять дефицит никотина в организме. Отозвав меня в сторону движением руки, Анри не оглядываясь, побрел к чахлым кустикам. Мы закурили. - Ты тут надолго? - спросил я - Не знаю, - он хрипел - выхлопные газы большого города с непривычки драли горло. – Есть дело. Пахло это плохо. Я как раз купил по дороге выпивку и совершенно не собирался приходить домой трезвым. Последние полгода в другом состоянии жить вечерами стало совершенно невыносимо. Тотальное ощущение пустоты, которое нельзя было заполнить любыми действиями, не отпускало ни на минуту уже несколько лет, и я начал к этому привыкать. Люди ко всему привыкают, так они устроены. Однако именно сегодня что-то не задалось - и у меня вдруг упорно засосало под ложечкой. - Говори, выдавил я из себя - тянуть было все равно незачем. - Покурим…ты чего торопишься, не рад что ли - осклабился Анри, так его звали, и показал небольшие клычки в уголках рта. Сколько его знаю, меня всегда волновало, почему он не исправит прикус. Для ангелов это обычно дело, но Анри упорно носил засаленное пальто, жрал леденцы и совершенно не собирался походить на человека при ближайшем рассмотрении. Хотя в районе 8-й Советской он совершенно не выделялся - местные аборигены самого экзотического вида, кочевавшие от пункта сдачи тары до аптеки, так примелькались в этих краях, что на еще одного маргинала никто не обращал внимание. Я оглянулся в поисках скамейки, нашел одну без выломанных досок, и мы присели. Анри затянулся Беломором и пустил колечком дым. Вся эта прелюдия, как обычно, не предвещала ничего хорошего - Ты так печень посадишь, смачно отметил он, и в его глазах загорелись угольки - Не пройдешь регистрацию, я тебе ничем не помогу. - Ладно, я и так знаю - я тоже закурил крепкий Winston - Тебя давно не было, лет семь. - Восемь… . Ждал? - его слова прозвучали издевательски - Что-то о твоих успехах давненько не слышно. Ты даже в социальных сетях скучен до неприличия, комментируешь всё чужие посты. Неинтересно… - А что ты хотел, начал я закипать - ты ушел тогда как раз вовремя. - Я ничего не решал - зашипел он сразу. - Ты знаешь как у нас там…строго. Ты нарушил все, что можно, зачем ты полез наверх со своими прошениями? Верховный так вообще сказал не приходить к тебе ни под каким видом. Я мотался тут рядом по разным неудачникам, им сколько шансов не давай, они все равно их пропьют. И ты туда же, алкоголик хренов. Надо сказать, что он был уже достаточно стар для ангела, и выпить любил по старой памяти - как-то мы нажрались с ним на берегу Балтийского моря около Варнемюнде, и он поведал мне, что приходил в гости еще ко всем известной Жозефине - притом в образе гвардейца Сен-Жерменского полка, которые уж точно не отличались нелюбовью к выпивке во всех ее формах и экзотических видах. Ему в принципе даже можно было иногда верить, что я обычно и делал, поскольку настоящих друзей у меня никогда не было. Так сложилось, что он мне смог заменить и их, и отца, которого я видел крайне редко, пока тот был жив. Кстати, на все мои вопросы о его загробной жизни Анри упорно отмалчивался – только улыбка гуляла между клыков. Стоял дождливый конец августа. Листья начинали облетать и лежали ранними рыжими пятнами на поверхности грязных луж. В них не отражалось ничего, небо висело над нами абсолютно равнодушным серым полотном без малейших признаков разнообразия, даже птицы перестали летать над городом в это время. Я поежился, сразу сверху закапала холодная мерзость, задувал колючий ветер. Домой идти совершенно не хотелось, однако время поджимало, и я начал ждать звонка от знакомого голоса с вопросами. - Ты как долго собираешься не выползать из этого дерьма? - в его словах отсутствовал вопрос, только глухое раздражение. - Зачем спрашивается ты здесь, Вольдемар? Чтобы гулять с собакой по вечерам? Или, может, каждую субботу ездить в ваш этот гипермаркет? Ничего же вообще не происходит. Я пожал плечами, подумав что, наверное, со стороны это смотрится вполне обычно - чертова уйма семей так живет. -Наш после того случая выкинул тебя из всех Сценариев. Ты тогда поперся со своей, подчеркну – несанкционированной - мм мм…инициативой в самое пекло, помню, базу трясло от камбуза до рубки от нездорового смеха. Хотя я тебя поддерживал.... - неожиданно тихо сказал он. Отвечать мне было нечего. После многолетнего провала трудно спорить с таким гостем, который, к тому же, приходит крайне редко в последнее время и всегда по делу. В этот момент у меня вдруг появилась надежда, что эта осень все-таки закончится для меня белой зимой с пушистым снегом, который будет идти над моим городом совершенно бесшумно… и он заметет мои следы в те места, куда я больше не хочу идти. Я попытался улыбнуться, получилось криво и наверное со стороны смешно. Постоянных обитателей сквера это не сильно заинтересовало, двое из них мирно спали за ларьком, а девица неопределенного возраста, сидя на тротуаре, пыталась попасть безуспешно горлышком бутылки в рот. Мне оставалось минут восемь, Анри наверное тоже это знал. - К делу, он выбросил окурок и резко встал со скамейки - Пойдем, прогуляемся. Взяв меня за руку, он внезапно в мгновение расправил крылья, которые всегда видел только я, и пропал. У меня сдавило горло от перегрузки, на несколько секунд я выпал из реальности. Сознание прояснилось только в тот момент, когда я очнулся на до чертиков знакомой палубе базы. Машина плавно шла по Приозерскому шоссе. На ветровом стекле под щеткой застрял ранний опавший листок. - Посмотри, хочу обогнать этого долбоеба - он обернулся к Белке, сидевшей слева. Она, после некоторой паузы, склонила голову влево и посмотрела в темноту. - Подожди, сейчас… . Давай! Автомат послушно увеличил обороты и старый CR-V потянулся вдоль грязно-серого бока рефрижератора. Прошло секунды четыре, а борт все не кончался. Внезапно прямо впереди, метрах в 30, засверкал отблеск лобового стекла встречной машины. В самый последний момент до удара он очень четко зафиксировал свое удивление отсутствием света встречных фар. Верховный спал в гамаке и сладко посапывал. Мне приходилось переминаться с ноги на ногу, пол был холодный, а в ботинках к нему в резиденцию никто не входил. Слева за стеной медленно поворачивался голубой шар, было видно, что над северной Америкой облачно и видны всполохи грозового фронта. Пауза затягивалась. От нечего делать я начал думать о том, когда я был здесь в последний раз. Ничего не изменилось - та же спартанская обстановка, только в углу на столе появился огромный экран с надкусанным яблоком. Небось с сервоприводом, подумалось мне с некоторым сарказмом - и я представил, как старик с видимым удовольствием нажимает на кнопку и смотрит на процесс появления этого чуда инженерной мысли из молочного же цвета столешницы. - Вольдемар, давай-ка выпьем, давно тебя не видел, отвлек меня от размышлений его мягкий голос с некоторым акцентом, который я так и не смог за столько лет определить. - С превеликим удовольствием, Экселенц- я немного испугался собственной смелости и даже престал переминаться на холодном полу, в глубине которого мерно вспыхивали тонкие искорки как от пароходной трубы, так, что казалось, что зал плыл над каким-нибудь Титаником. Может, это и вправду был он, подумалось мне вдруг, но Верховный взял меня под локоть потянул к бару около противоположной стены. Не пожадничав, он налил нам по 2 пальца Johnnie Walker в старые стаканы, один с отломанным краешком взял себе – суеверием он не отличался. - Надеюсь, не обижаешься за долгий перерыв в нашем общении? Прозвучало это как-то очень официально, и я решил, что задушевного длинного разговора, по крайней мере сегодня, у нас не получится. - На Вас грех обижаться, в прямом и переносном смысле - в тон ему ответил я, неудачно пытаясь сострить. - Раз ты здесь, значит, понадобился - строго посмотрел он на меня. От его взгляда у новичков обычно почти сразу наступает паралич воли, но я могу его выдержать уже лет тридцать. - Ты, как я понимаю, готов в любой момент приступить? Супруга-то твоя давно ждет уже. - Да не знаю… - здесь мне пришлось сдержать недоумение - она же не в Сценарии, как я понимаю… . - Нет, но с женщинами всегда надо учитывать фактор интуиции. Она ждет, что ты преподнесешь ей в один непрекрасный день сюрприз – правда, она не знает еще, с какой стороны ждать подвоха. Я читал отчет. Про сны она же тебе рассказывала? - Да, регулярно-ухожу к другой, она рыдает. Экселенц, а можно ее не впутывать? - Разбирайся сам, сейчас не об этом - в голосе его появились металлически нотки - Все пошло не так, времени очень мало, надо было еще месяца два назад тебя привести, но ладно - Мне тебя надо по протоколу спросить - готов ли ты? Взяв шестью костлявыми пальцами свиток, он протяну его мне - Сразу подпишешь? Понимая, что деваться мне некуда, и нервно сглотнув слюну, я ответил, заранее зная, что нарушаю все, что только можно. – Нет - это прозвучало чуть громче обычного. - В прошлый раз было то же самое. В результате по собственной глупости я не имел счастья лицезреть Вас целых восемь лет. А мне уже 47, если не забыли, Экселенц. - Хочешь посмотреть …- его левая бровь поднялась и только этим выдала крайнюю степень удивления. - Ладно - он как-то удивительно легко согласился - смотри. Искорки в полу заплясали ярче обычного. Появилось изображение. Я подошел ближе к середине зала, напряженно всматриваясь в полупрозрачный пол. Титаник пропал. По осенней трассе, мимо покрасневшей раньше времени листвы, двигался неновый японский внедорожник. Слева от водителя я увидел до боли знакомое мне лицо Белки, рассеянно смотревшее на дорогу, которая в этот вечерний час практически не освещалась. Очень крупно, наверное, для меня – ее взгляд. Полоснуло тоской и холодом - глаза ничего не выражали, мыслями она была далеко отсюда. Она всегда смеялась, и глаза смеялись вместе с ней. Сейчас же от этого не осталось и следа, темные мысли стянули морщинами ее лоб и затуманили зрачки. Некоторое время ничего не происходило, потом впереди появился белый силуэт фуры. Звука не было. Женщина что-то сказала водителю, и машина пошла на обгон. Изображение было, судя по всему, со спутника слежения, и я ясно увидел, что впереди с погашенными фарами, летит по встречной полосе серая Нива, практически слившаяся с ночной дорогой. Белка страшно беззвучно закричала, и Нива удивительно медленно начала уходить в сторону обочины. Было поздно. Касательный боковой удар смял капот внедорожника, машины закрутило и отбросило друг от друга. Японец, пропоров бок фуры, загорелся сразу. Шланги - подумал я машинально, запах бензина в кабине, ставший привычным. Двигаясь еще некоторое время вместе, горящее железное месиво медленно остановилось на обочине. Нивы нигде не было видно. Из кабины фуры с белым лицом бежал молодой парень, который сразу пропал в клубах черного дыма с багровыми прожилками. Он появился почти сразу, держа на плече женщину. Она что-то кричала, размахивая руками и показывая туда, где ничего живого быть уже не могло. Картинка погасла. В зале свет стал ярче, и я увидел на лице Верховного нечеловеческую грустную усталость, что в его случае было абсолютно верно - он никогда не был человеком. - Ты удивлен? – его голос никак не выдавал эмоции. -Тебе придется сделать все, чтобы этого не произошло - и не только, а создать иное течение. Не стану отрицать – то, что ты ее знаешь, уже было записано в Сценарии мной очень давно. Да ты и сам это почувствовал, наверное. Не стану тебе сейчас рассказывать фабулу, она может поменяться. Так что скажешь? - Конечно, я подпишу, давайте бумагу, Экселенц, - я хрипел, у меня дрожали руки, вспотел лоб, и уже привычно засосало под ложечкой - Это то, о чем я думаю? Верховный совершенно по человечески фыркнул и пожал плечами – Думаю здесь я, мой мальчик. Но я даю вам шанс. Он медленно повернулся ко мне спиной и сказал, куда-то в пустоту – Обычно я этого не делаю.