Вход для авторов
Корзина пуста

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ОТ АВТОРОВ

к общему списку книг

Хромосома Христа или Эликсир бессмертия. КНИГА ТРЕТЬЯ

3 €

Автор: Колотенко Владимир

Ограничения по возрасту: 18+

Краткое содержание

Кто-то уже строгает ему по росту крест. Ставит на ложный донос судьбы печать. Слышал благую весть? Скажи другим! Если ты жив, нельзя о таком молчать И выходи из дома его встречать!». «Свет зажигают усталые этажи... Если ты жив - живи по законам живым. Тоненько плачет запутавшийся во лжи И не нашедший Господа херувим». «Слышал благую весть? Бог здесь. Кто-то встречал, даже пил с ним зеленый чай…». Слепая седая месть заметала Его следы… Я искал… Я не оставлял надежду хоть краем глаза разглядеть Его след. Весь мир у Его ног, но я в этой бескрайней пустыне, где нет даже кустика, чтобы спрятаться от палящего солнца, ни столбика, где ты перед Ним, как на ладони, я искал и надеялся… Ну, хоть бы слезинка какая упала из Его глаз, хоть бы волос из Его святой бороды… Шаром покати…


Отрывок из книги

Я давно хотел задать ему свой вопрос, упрекнуть что ли: — Но ты же убиваешь людей? — Разве они этого не заслуживают? Люди, и только слепой этого не видит, а ты знаешь это не хуже меня: люди — это враги жизни… Юра взял со стола зажигалку и привычным движением чиркнул по ней, сотворив маленькое чудо — сизый вьюнок. — И ты не видишь среди них никого, кто мог бы… — Вижу. Не слепой. Но, знаешь… Юра пристально посмотрел мне в глаза, затем: — Они враги всей планеты Земля, — сказал он, любуясь дрожащим пламенем.— Из-за них в этом мире все наши беды. Уже нет признаков цивилизации — вот что страшно! Они ее уничтожили. А ведь здесь только мы, люди, и среди нас я мало встречал таких, кому можно доверить продолжение рода. Неужели ты этого не видишь? И словно в подтверждение абсолютной безнадежности добиться от людей понимания, он швырнул зажигалку на стол, чтобы пламя ее больше никогда не вспыхнуло. — Это тебя шокирует? — спросил я. — Меня трудно шокировать. Я умею брать нервы в кулак. Первое время было, конечно, непросто. — Только не говори, что ты не мучился угрызениями совести! — Я всегда готовил себя делать добро. — И поэтому ты так жесток! — Не более чем племя твоих сослуживцев, умертвляющих стада экспериментальных животных ради познания какой-то надуманной истины. Чушь собачья! Нельзя познать человека через петуха или крысу, экстраполяция результатов на человека — бред сивой кобылы! Марш Мендельсона или корзина роз по-разному воспринимаются годовалым бычком и невестой. — Возможно, — согласился я, — но, знаешь, твое, так сказать, творчество киллера… — Ты не поверишь, — перебил он меня, — но это такой креатив! — Разве? Он не ответил. — Но люди достойны лучшей участи, — сказал я, — и отстреливать их, как бродячих собак… Он только хмыкнул и ничего не сказал. Затем: — Тогда живи себе и дальше в стране самодовольных уродов и деланных святош. Можешь и дальше холить и пестовать своих кретинов. Я продолжал наступать. — Но люди в большинстве своем добрые, и тупо отстреливать… — Я не боюсь добрых людей, — сказал тогда Юра, — и всегда был справедливым. Он был готов еще что-то сказать, но раздумывал. Затем все-таки произнес: — И мне, повторяю, не нужен отстрел, как акт развлечения, как охота, мне нужна смерть как явление. Для ее изучения я отбираю людей, что похуже. Его не смущало такое, на мой взгляд, довольно циничное отношение к жизни других. — Но как можно знать, кто лучше, кто хуже? — Я — знаю. И еще никогда не ошибся в выборе. Юра сделал глубокий вдох и затем, глядя мне в глаза, на едином выдохе, чеканя каждое слово, произнес: — Я вижу всюду заговор богачей, ищущих своей собственной выгоды под именем и предлогом — «для общего блага». Он по-прежнему смотрел на меня гипнотизирующим взглядом змеи, в ожидании моей реакции на сказанное. Я молчал. — Это Томас Мор. По-моему, прекрасная формула для оправдания любых телодвижений сытых и жирных, не так ли? Однажды наступил поворотный момент в моей жизни, и тогда я легко смирился… — Оставим этот спор на потом, — сказал я. — Какой же тут спор, — сказал он, — правда жизни. И тут уже дело совсем не в деньгах… Он замолчал, затем: — Как раз ДНК и является для меня той дичью, которую я уже на протяжении стольких лет выслеживаю. — У тебя просто нет сердца! — К счастью, зло имеет свои границы. Так прошла эта ночь. Жуткая. Ледяная. Полная потного страха.