Вход для авторов
Корзина пуста

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ОТ АВТОРОВ

к общему списку книг

СЕКС В МЕГАПОЛИСЕ

5 €

Автор: МОДАР СТЕФКА

Ограничения по возрасту: 18+

Краткое содержание

…Те, кто приезжает в Мегаполис, зачастую теряется в толпе, но некоторые, такие, как героини данного романа вошли в него с единственной мечтой: найти в нём своё место под солнцем. Он, их отвергая, все же принял. Только чего это им стоило, чтобы искать место под солнцем не ломая себя становиться женщинами – любимыми, любящими; научиться жить по-взрослому; в конце концов, проходя уроки любви: разочаровываться, мечтать, добиваться цели. Секс не всегда похоть, зачастую это прелюдия большой любви. Проследите за героинями романа – Олесей (Анной Кропоткиной), Инной, Таней и Ольгой. Возможно, Вы найдёте схожесть с собой узнаете, что делать, живя в Мегаполисе – любви. Однозначно, только влюбляться в жизнь во всех её ипостасях, искать вторую половинку! И обязательно находить!


Отрывок из книги

Осень. Москва 2014 г.

Был уже поздний вечер, казалось бы, не предвещающий ничего, что могло бы перевернуть жизнь на 180 градусов. Молодая женщина, сидящая в серебристом «Лексусе» задумавшись, смотрела невидящим взглядом в лобовое стекло и тихо шептала:

– Гад, я тебе этого не прощу.

По щекам струйками бежали слёзы сквозь них она едва заметила движущийся женский силуэт. Почувствовав удар, выйдя из транса резко затормозив, в испуге осмотрелась по сторонам. В голове мелькнуло: «Чёрт, кажется, кого-то сбила…»

Тут же выбежав из машины, поспешила узнать всё ли в порядке? Сердце защемило, перед ней была девочка подросток.

Та, подняв голову на насмерть перепуганную женщину, неожиданно для себя узнала в ней известную по сериалам актрису кино Анну Кропоткину.

Анна действительно была не на шутку перепугана. До сих пор не могла понять, как это могло с ней произойти? Ведь она очень хорошо водила машину. До этого момента с ней подобного инцидента вообще никогда не было. Сквозь распалённый мозг, накрыв с головой, прошло взрывной волной: «Это всё от успокоительных таблеток». Она содрогнулась.

Анна действительно их принимала вот уже как три дня. Душа вскипела от очередной мысли, что вконец напугала: «Это всё из-за него!..»

Буквально на днях её бросил любовник, найдя себе молодую пассию.

Отогнав мысли, что роем, окутали буквально с ног до головы, она быстро осмотрела потерпевшую. Сознавая, что должна собраться и что-то предпринять, она решила вызвать полицию. Уже достала мобильник, чтобы набрать номер, как молодая девушка на вид не более 15-16 лет заворожённо глядевшая на неё с трудом размыкая губы, тихо прошептала, говоря, что не стоит этого делать, всё обойдётся.

Аргументируя тем, что всего-то отделалась незначительными ушибами да лёгким головокружением. Считая, что сама виновата в этой ситуации, сдуру хотела перебежать дорогу не в том месте не в тот час. Говоря, что это какой-то рок, словно несло под машину. Тут же расплакавшись навзрыд, призналась, что в голове мысли только о нём, Игоре Наймушине, сокурснике по колледжу, который её банально предал. Все произошедшее как трагедия в информационном виде не укладывается в голове ни впрямь, ни вкось. Мысль постоянно свербит мозжечок: как он мог? Это не шло, не в какие рамки! Тот, признаваясь в любви, изменял ей направо и налево. Её сердце разрывалось от боли не менее чем и у самой Анны.

Кажется, что они оказались на этом «лобном месте» по иронии судьбы. Каждая тут же решила для себя, что в жизни ничего не происходит просто так, если и происходит, то только имея к тому посыл свыше.

Молодая женщина пригласила девушку к себе на дачу за город. Та робко приняла предложение, мельком сославшись на то, что до общежития сейчас сама не доберётся. Да и что она могла бы сказать появись там в таком виде.

Девушка по-детски доверительно пояснила Анне, что комендант «настоящая грымза – сержант в юбке», и что ещё не притёрлась к уставу «вездесущей». Поясняя, что она первокурсница, только-только туда заселилась. С какой-то заносчивостью, а быть может с вызовом, та вскользь не преминула добавить, что это ненадолго. Со стороны было видно, что её присутствие в том злополучном месте явно не по ней. Девушка рассказывала настоящие страсти, говоря, что в общежитии нет никаких прав, а только одни обязанности, и если что не так, «Шаг в сторону – расстрел на месте»; без какого-либо права на компромисс. Как говорится, все инакомыслящие идут «на вылет».

С каким-то подспудным страхом выпалила, что придётся терпеть. Оговорив, мол, в сентябре цены на аренду квартир «кусаются», значит не стоит куда-то рыпаться, тем более ей и некуда. Радуясь, что в октябре, а она в этом просто уверенна, непременно съедет из общежития куда-нибудь и уж точно подальше.

Приехав на место, несмотря на все противостояния девушки её нежелания показаться врачу, Анна на правах старшей все же вызвала "Скорую".

Бригада скорой помощи, как ни странно приехала через пятнадцать минут. Молодой врач, осмотрев потерпевшую обработав рану улыбнувшись, констатировал:

– Думаю, что здесь всё в порядке.

Посмотрев на девушку, подмигнул, на автомате бросив дежурную шутку:

– До свадьбы заживёт!..

Анна с тревогой спросила:

– Скажите, а в колледж на занятия, как, можно?..

Тот, искоса посмотрев на них, махнув рукой, торопливо собрав саквояж, на ходу бросил:

– Может. Не вижу в этом ничего страшного… – уходя прочь.

Через пару шагов обернувшись, почёсывая затылок, произнёс:

– Нам по дороге можем подбросить в общежитие.

Анна невольно про себя подумала, удивляясь: «Надо же есть и такие человечные бригады скорой помощи… И посмеялись и полечили…»

Где-то как-то гордясь таковыми, отмечая: Мир не только зол, но и добр. Есть люди верные чему-либо, пусть для начала клятве «Гиппократа». Это мощно! Жить с таким кредо из серии «Не навреди!»

Однако чувствуя на себе вину, Анна оставила новую знакомую у себя дома. Сознавая, что им обеим в данной ситуации одинаково плохо и вдвоём все же, как-никак, будет легче.

К тому же и ей самой будет спокойнее, если столь милая девушка будет под её контролем и присмотром.

Показалось, вечер сблизил их. За приготовлением ужина они, о чём только не переговорили. Каждая хотела заполнить пустоту доверительной информацией о себе и новыми впечатлениями, чтобы наконец-то в них где-то глубоко-глубоко ожила душа, и той стало бы комфортно в хрупком бренном теле.

Они проговорили о своих любовных проблемах мельком глядя на себя со стороны, читая мнение о себе в глазах, напротив. Таким образом, высказав полуправду, чтобы почувствовать «себя» в обретённом состоянии покоя как им показалось искренними. Из нитей одиночество они сплели нечто «гамака», в котором им вдвоём было уютно и удобно, создав единое целое маленький тандем.

Анна за обе щеки уминала ужин, чего раньше она никогда не делала, так как вообще не ужинала, а если и ужинала, то в ресторане. Ей было комфортно рядом с молодой девушкой, имя которой было просто восхитительное – Маша, и оно так располагало к общению. В нём есть искренность, что-то исконно русское, чистота и магия. С подкатившей грустью Анна вспомнила себя в таком же возрасте, как и Маша, то время, когда очутилась в Москве.

Тогда она была никому неизвестная, да и имя было не таким звучным, как сейчас, а самое, что ни на есть обыкновенное, если не сказать совсем уж примитивное. Олеся Гриднева…

…Как это было давно, но кажется, недавно. По иронии судьбы, сев в поезд на станции Раненбург, она и её племянница Оля, оказались попутчицами в одном из купе с такими же как и они, девушками, практически сверстницами. Сблизившись за общей болтовнёй, четвёрка симпатичных и амбициозных девушек, по сути, просто глупые девчонки, в мыслях уже вихрем ворвались в мегаполис в поиске своего будущего.

***

Начало июля 2005 года.

Москва в то раннее утро, показалось, встретила их далеко не с распростёртыми руками. Перрон Павелецкого вокзала гудел как улей.

Все куда-то неосознанно торопились, по инерции двигаясь в направлении здания вокзала толкаясь, возмущаясь. Девушки шли испуганно глядя друг на друга, как никогда их пугал шум и гам. Ведь в маленьком Раненбурге такой суеты и в помине не было. Там жили тихо и размеренно, как в слободе. По-свойски!..

…Анна тогда ещё просто Олеся и девочки, Оля, Инна, Таня, с растерянностью смотрели по сторонам.

Кажется, что сориентироваться в этой кучмале было просто невозможно. Таня, выйдя вперёд, застыв на месте, обращая на себя «красивую» пристальное внимание снующего люда и шагающих рядом с ней девочек заявила:

– Так! Спокойствие!..

Оглянувшись на ротозеев, резко рявкнула:

– Ну и что вылупились? – махая рукой в сторону, – идите!

Те, хмыкая, толкаясь локтями, проследовали дальше.

На что Таня, взъерепенившись, вслед ёрничая, крикнула:

– Э-э! Тёти, дяди, полегче!..

И уже с чёртиками в глазах глядя на попутчиц перешла на шёпот:

– Не мы первые!.. – подмигивая, – как вы заметили на дворе давно не сорок первый. Так что прорвёмся!

Олеся, ставя чемодан, как старшая, отдуваясь, сказала:

– Всё девочки! Из тупика выход только один. Так что дружно двигаемся вперёд! И чтоб мне без нытья, не дома!.. – взяв чемодан за ручку, потянула по перрону.

Она про себя радовалась, что не зря потратилась на такую ценную вещь. Как хорошо, что чемодан не каких-то совдеповских времён, а современный на колёсиках.

Однако даже при таком комфорте ноша была ощутимой, приходилось пыхтеть на каждом метре. Так проволочив каких-то десять метров, Олеся остановилась.

И «по-матерински» тяжело вздохнув, запричитала:

– И куда лезем? «Москва слезам не верит!»

Неожиданно словно ниоткуда пошёл дождь.

Очевидно, Москва решила всплакнуть, то ли от радости, то ли от усталости. Та до такой степени была переполнена своими постоянными, порой, непрошеными гостями, что трещала, как говорится по швам.

Таня, улыбнувшись, стала собирать в ладони капельки дождя, бурно восхищаясь:

– Ой, сколько слёз!

Прыгая на месте, не переставая щебетать, от радости восторженно кричала:

– Москва меня приняла! Меня коснулись слёзки коренных москвичей! Теперь я точно – москвичка. Ура! – тормоша всех, заряжая энергией счастья.